О вине

Пускай ты — Арасту, премудростью обильный,
Великий цезарь ты иль богдыхан всесильный,—
Вином в стекле витом укрась к могиле путь.
Заявишь: «Я — Бахрам!» — послышится: «... Могильный».

Саки с наполненным сосудом лучезарным,
Неоценимый миг дарует Государь нам.
Будь весел! Нам простит проступок
Тот, кто дал Вино святое всем созданьям благодарным.

Вино — багряных роз хмельной настой, не так ли?
Бывает ал, как лал, хрусталь простой, не так ли?
Рубинами горит волна порой, не так ли?..
Луна — не Солнце ли, но под чадрой? Не так ли?

Достоинство: Творцу покорствовать в делах.
Вот я смиренно пью, как начертал Аллах,
Вино смиренно пью и не посмею бросить,
Всеведущего вдруг оставить в дураках!

Вино смывает хворь и дух питает мой.
Вино — подсказчик там, где ум витает мой.
Что ярче я найду, коль оба мира блекнут,
Когда глотком вина хрусталь сверкает мой!

Вино среди друзей возносит — лучше нет,
А кубок, полный слез, уносит — лучше нет!..
Не хочет подлый мир обещанным делиться.
Напьюсь я, подлый мир! Подкосит — лучше нет.

Вино — всей жизни цвет. Нам дух застолий люб.
Вселившийся в бутыль, нам дух веселый люб.
Конечно, ни к чему любить людей тяжелых,
Но винный кубок нам как раз тяжелый люб.

Кувшин, уста в уста, нашептывает стих:
«Сейчас твои уста теплее уст моих,
Сейчас беспечен ты... Но здесь никто не вечен,
Теченье времени оледенит и их».

Пусть адрес мой — «кабак», пусть «Винный Омут» —
Пусть «Виноверец» я, по мненью дурачья.
Но я — вселенский дух в зороастрийском храме,
Грешит по кабакам одна лишь плоть моя.

Вино у гурии певучей если есть,
Ручей под ивою плакучей если есть,
Неужто это все про ад тебе напомнит,
Коль даже дивный рай — не лучше (если есть!).