О Боге

Бог глину замесил, составил мой костяк,
Вложил клубок страстей, внушил мне каждый шаг...
Прикажет, и греха не избежать никак.
А в день Суда — в огонь?.. Он что, задумал так?!

Мир — постоялый двор, мы только гости здесь.
Куда уж тут навек, на миг бы хоть присесть:
И здесь и там — Творец, Он занял оба мира,
Он всюду и всегда. А нас куда? Бог весть.

Прошлась ты по душе, как благодать.
Ты кто? И, сам не свой, прошу: пройди опять!
Ты кто? Ах, ради Бога... Нет, скорее, ради сердца,
Присядь со мной, а я начну гадать: ты кто?

Лицо твое — заря, а кудри — мрак ночей.
Фисташка сладких уст, миндаль живых очей.
Для сердца моего сам Бог избрал хозяйку:
Когда я без тебя — потерянный, ничей.

Удача увенчать не думает меня,
Подруга привечать не думает меня.
Пусть от соблазна Бог остерегать не хочет,
Но дьявол-то прельщать не думает меня.

Как богословские ты вызубрил вершки!
Вот и запутался, где Бог, а где божки.
Начнешь молиться, лбом покрепче оземь трахни,
Чтоб наземь вытряхнуть мякину из башки.

В мечеть мне путь закрыт, на церковь я плюю,
Бог знает что Творец пустил на плоть мою.
Как девка, гнусен я, как иноземец, пью...
Нет веры, нет судьбы, местечка нет в раю.

Как буйно в медресе, и в кельях, и в церквах
Растут стремленье в рай и перед пеклом страх!
Но тот, кто разгадал и вызнал тайну Бога,
Не сеет сорняков в доверчивых сердцах.

Саки! Забыты мы, как вдовы. Бога ради!
Молиться на тебя готовы, Бога ради!..
Мы рыба снулая, а ты вода живая,—
Ожить хотелось бы нам снова, Бога ради!

От богохульных слов до послушанья — вздох,
И от сомнения до пониманья — вздох.
Пусть этот вздох Творца согреет нас отрадой,
Иначе весь итог существованья — вздох.