О вине

Плесни-ка мне вина и спой свое «гуль-гуль»,
Откликнется тебе наш соловей -гюльгюль.
Ведь как без песни пить? Из горлышка бутыли,
Представь, течет вино, не делая «буль-буль».

О, кравчий! Раю здесь такая честь — за что?
Там тоже кравчий есть, вина не счесть, и что?
Там кравчий и вино, и здесь вино и кравчий;
Вина и кравчего превыше есть ли что?

В объятья гурии в раю, мол, попадешь,
Потоки меда там, ручьи вина... Но все ж
Не слишком доверяй посулам, виночерпий,
В кредит вина не лей, бери наличный грош.

Эй, виночерпий, глянь! Луга в цветах уже.
Неделю проморгай, и чудо — прах уже.
Пируй. Нарви цветов. Однажды обернешься,
Тюльпаны — прах уже и луг зачах уже.

Кувшин с холодною водой для батрака —
Из сердца ханского и шахского зрачка.
Зато фиал, вином согревший старика,—
Из уст прелестницы и щек весельчака.

Я вспомнил про вино и рад пораньше встать,
Чтоб зарумянилось лицо мое опять.
А королю зануд, ворчливому рассудку,
Плесну в лицо вином — пусть продолжает спать.

Ты прибедняешься, саки. Поменьше ной,
Да поскорей кувшин поставь передо мной.
Закладом за вино прими молельный коврик,
За дивный аромат добавлю болтовней.

О, кравчий! Тем вином, что сердцу стало верой,
Как чашу, душу мне наполни щедрой мерой.
Иной глупец и губ не смеет омочить,
А надо кубком пить! Так вот ему пример мой!

Вновь туча на луга слезами пролилась...
Чтоб так же не рыдать, свой век вином укрась.
Весеннюю траву беспечно мни сейчас,
Пока не мнут траву, взошедшую из нас.

Багряный кубок мне преподнеси, саки,
Как в воду из огня перенеси, саки.
Боюсь, рассудок вдруг меня за ворот схватит,
Рванет вино из рук... Скорей спаси, саки!